пятница, 16 декабря 2011 г.

Широкая Масленица

Масленица отмечалась в феврале-марте целую неделю. 15 февраля отмечали другой праздник — Сретение, в который, по народному поверью, зима встречается с весной.
Проводы Масленицы — это проводы зимы. Все дни Масленой недели были четко расписаны и имели названия: понедельник — встреча, вторник — заигрыши, среда — лакомка, четверг — разгул, перелом, широкий четверг, пятница — тещины вечерки, суббота — золовкины посиделки и, наконец, воскресенье — проводы, Прощеный день, целовальник, Прощеное воскресенье.
В понедельник встречали Масленицу, которую представляли в виде соломенного чучела в женской одежде и лаптях. Ее ставили в сани, запряженные лошадьми с лентами и колокольчиками, и возили по улицам, потом оставляли до пятницы на самой высокой горе, снова возили, а в воскресенье сжигали. Семейные масленицы — небольшие куклы — устанавливали на коньках крыш, где они находились целую неделю.
Во вторник начинались заигрыши, во время которых проводились состязания в силе и ловкости и катания с ледяных гор. Соревнования проходили в основном между мужчинами, которые старались продемонстрировать свою удаль и ловкость перед невестами. Это был бег взапуски, то есть наперегонки, скачки на лошадях, метание копья в положенное на земле кольцо, стрельба из лука в шапки. Победители выигрывали заклады (споры).

Самым распространенным соревнованием были кулачные бои. Способы этих боев были различны. Один из них — «стенка на стенку». Бой происходил чаще всего на льду замерзших рек или прямо на улицах. Раздавался свист, и первыми выступали с разных берегов реки (или разных улиц) ребятишки — мальчики не моложе 10 лет, потом парни — женихи, а затем уже взрослые мужики. Дрались они стеной, делая через час боя передышку. Поединок начинался с брани, чтобы раззадорить противников. В это время стучали в бубны. Далее начиналась жестокая битва. Многие бойцы уходили с поля битвы почти нагие: и сорочки, и порты на них были разодраны в клочья. Били в лицо, в грудь, сначала кулаками, а затем и ногами. Однако правила были строгими: запрещалось бить упавшего («Лежачего не бьют!»), избитого в кровь («Мазку не бьют!»), запрещалось сводить счеты с противником, делать «закладки» — камень, монету в руках или рукавицах для усиления удара. Рукавицы, полушубок и шапка смягчали удары противников. Могучие силачи наблюдали за поединком и по вызову вступали в бой.
Другой способ кулачного боя — «сцеплялка-свалка», когда бойцы бились врассыпную. Здесь были разные способы поразить противника: старались подломить, подмять его под себя и рывком свалить на бок через ногу; нагнуть и подбить противнику ногу правым носком, сшибить на землю. О последнем приеме говорили: «Матушка Москва бьет, родимая, с носка». Здесь в таких боях русские мужики тренировали свои кулаки, а потом их применяли и в повседневной жизни. Не случайно возникла поговорка о женихах: «Без борца нет венца». Кулачные бои давали простор русской удали, но церковь их считала большим грехом. Случайно убитых в кулачных боях она предавала проклятию и запрещала совершать над ними похоронный обряд.

Медвежьи потехи
А. М. Васнецов.
 В старину любили суровые «медвежьи» потехи. Во время этих так называемых потех совершали травлю медведей и волков собаками и устраивали бой охотников с медведем. Для травли зверей выпускали крупных собак — волкодавов и британов (догов или бульдогов). Травля медведей происходила во время Масленицы на льду рек. Перед началом поединка человека с медведем последнего должны были раздразнить. Медведи драли на охотниках кафтаны и однорядки, мяли своих противников. Охотники боролись с рогатиной или вилами. Когда медведя выпускали и он, поднявшись на задние лапы, с разинутой пастью и яростным ревом, пошатываясь, шел на своего противника, то от охотника требовалось большое мужество и умение в совершенстве владеть своим примитивным оружием. Охотники должны были изловчиться и быстрым ударом всадить острие рогатины в горло или в грудь медведя между передними лапами, а другой конец рогатины утвердить у ноги, крепко удерживая оружие. Зрители любили этот опасный «театр» и следили за каждым движением поединка. К подобного рода развлечениям церковь относилась отрицательно.


Ледянка
Другой обряд Масленицы — строительство ледяных гор и катание на них. Кроме естественных гор строили из дерева высокий помост, на который взбирались по лестнице, спуск посыпали снегом и поливали, вдоль него ставили фонари. Катались с гор не только дети и молодежь, но и взрослые. У богатых были расписные санки, отделанные мехом куницы, у бедных — лядунки — простые деревянные, обмазанные снизу жидким навозом. У кого санок не было, ездили с гор на обледенелых рогожках и дощечках или вовсе без них. Сшибались в куча-мала, ломали санки, падали и кровавили носы. Каждый молодой муж должен был прокатить свою жену с горки. Обряд сопровождался поцелуями и поклонами. Молодых также валяли в снегу.
Катались также на коньках и на лыжах. Дубовые лыжи были широкие и короткие, крепились к обуви носковым ремнем. Конец лыжи был так сильно загнут вверх, что к нему можно было привязать веревку для прочности. Палок либо не было, либо была только одна.
Коньки делали из кости — коровьей голени. Нижняя поверхность кости была заточена, а носок приподнят кверху. На боковой поверхности делали два круглых отверстия для шнурка или ремней, которые прикрепляли к обуви. Другой тип конька — деревянная колодка, посаженная на узкую железную полосу. Чтобы удобнее было скользить, передняя часть загибалась спереди. Русские катались на коньках легко и быстро. Умудрялись ездить даже на одном коньке, отталкиваясь другой ногой.
Начиная с понедельника, все дни Масленой недели обязательно ели блины. Когда от стопы блинов на столе не оставалось ни одного, то отправлялись на ледяные горы.
На Масленицу всю неделю катались на лошадях, запряженных в сани. Грандиозные всеобщие катания на санях назывались съездки.
Сани в старину являлись более почетным видом транспорта, чем езда на колесах. Сани не только древнейший экипаж, но и имеющий сакральное значение. По форме они напоминали ладью с загнутыми спереди и сзади краями.

Катались на Масленицу на выходных и потешных санях (а были также крестовые — для перевозки икон, покоевые — для перевозки постели, панихидные). Покрывали сани медвежьей шкурой, сверху войлоком или сукном, с наружной стороны они обивались бархатом или атласом, на спинки вешали ковры. Сани также обивали кожами, которые расписывали яркими или золотой красками. На столбах саней и по нижней части делали резьбу по дереву. Перед саней был настолько высок, что седок видел только голову кучера, сидевшего верхом на лошади, впряженной в сани. Мужские сани предназначались только на одного седока, козел для кучера не было (они появились в 20-30-е гг. XVII в.). Чуть позже стали делать запятки. Когда боярин садился и сани начинали движение, так как скорость передвижения была небольшой, то около саней могли бежать скороходы, а сзади мальчик.


В последний день Масленицы было принято устраивать обряд «Взятие снежного городка». На площади возводили крепость из снежных блоков и водружали на нее флаг. Выбирался «городничий», обязанный стоять на защите города вместе с пешими воинами — детьми и молодежью с лозами — прутьями и метлами в руках. Это была пехота. Другая часть составляла конницу, она должна была взять крепость.
Став в строй, конные по сигналу пускались на взятие городка, пытаясь проникнуть в него и разрушить. Пешие старались метлами и прутьями испугать лошадей и не допустить их в городок. Они хлестали коней со всех сторон. Но все же некоторые конные прорывались  сквозь пехоту и на всем скаку въезжали в ворота снежной крепости, и она разрушалась.
В этот же день был принят еще один старинный обряд — проводы Масленицы. Чучело Масленицы снимали с конька дома и сжигали либо разрывали на мелкие части и бросали во двор скоту с убеждением, что это обеспечит плодовитость домашних животных. На высоком месте, на горке сжигали большую Масленицу. Для этого в масленичный костер несли старые вещи, одежду, хлам. Этот костер символизировал похороны зимы, всего отжившего, состарившегося и вместе с тем зарождение весны. Считали, что чем выше огонь, тем быстрее наступление тепла. В костер бросали и остатки обильной пищи. Весь обряд сопровождался криками: «Масленица, прощай!», «Уходи, зима, присылай весну!». Ребятам говорили, что в костре сгорело все молоко и масло, и таким образом объясняли их отсутствие во время Великого поста. Пепел от Масленицы зарывали в снег на поле, сыпали в солому и давали домашним животным.
В этот день все родственники, соседи и знакомые просили друг у друга прощения, если кто кого обидел словом или делом, мирились. Так и говорили: «Прости Христа ради», а в ответ слышали: «Прости и ты меня», «Бог простит». Дети кланялись в ноги родителям, а слуги — господам. На следующий день начинался Великий пост.
В преддверии Вербного воскресенья открывались вербные базары, где продавали сладости и игрушки, чтобы скрасить пост детям. Верба считалась священной: ей хлестали тело, чтобы человек не болел. Добавляли веточки вербы в пищу домашней скотине: это предохраняло ее от падежа.
Верба в доме выгоняла всякую тяжесть и нечисть из стен дома. Во время Великого поста отмечали также праздник Благовещения. Этот праздник отмечался 7 апреля как день начала весны и пробуждения природы. Поскольку считалось, что весну приносили птицы, выпекали фигурки жаворонков и куликов из пресного ржаного теста с добавлением меда, постного масла и морковного сока. Птичек лепили с распростертыми крылышками, как бы летящими, вместо глаз вставляли изюминки. Их привязывали веревками к шестам и ставили во дворах и огородах.
Последняя неделя поста — Страстная. Всю неделю наводили порядок в домах. Во вторник поили скот на рассвете «сеченым молоком», которое получали из толченых семян льна и конопли. В четверг сами мылись в банях и делали уборку изб и дворов. В этот день женщины приступали к приготовлению еды к празднику Пасхи.

Комментариев нет:

Отправить комментарий